В поисках радости: интервью с Игорем Лилеевым

Четверг, 19.07.2012 - 13:48 | Мастер-классы

Как Вы начали путь фотографа?

«У меня нет особого таланта. Я просто страсть как любопытен»- говорил Альберт Эйнштейн. Когда мне было лет пять, у нас в семье был фотоаппарат, неплохой по тем временам. Мне стало интересно – как происходит это волшебство фотографии, как оно там образуется.  Я взял молоток, и разбил его, чтобы  посмотреть. Когда вечером родители вернулись, радости, конечно, было мало.

Меня волновало тогда это таинство, от начала, когда происходит щелчок и потом, когда получается снимок.

 Раньше фотографов можно было разделить на три категории. Первая это те, кто снимал выпускные в детских садах и школах, затем шли энтузиасты, которые занимались фотографией в свободное от работы время, любители, объединенные в клубы.  И третья категория – это профессиональные журналисты, элита, которые работали в периодических изданиях и фотоагенствах.

Были любители, теперь их называют фриленсеры, которые иногда отдавали свои работы в издания, но это было  редко.

Правда ли, что имея неплохую камеру, можно не учиться фотографии?

Учиться надо, техника не может заменить все. Я не сторонник техники, но без хорошей техники иногда  сложно сделать хороший снимок.   От техники ведь мы берем только качество.  Если мы разобьем фотографию на составляющие, то увидим, что техники там не очень много, остальное — это творчество.

Например, поймать боль поражений, радость побед, какие-то ежесекундные вещи – одна только камера не поможет это сделать. Я всегда привожу в пример классиков фотожурналистики Дмитрия Бальтерманца и Макса Альперта с их фотографиями времен войны-«Атака», «Горе», «Комбат». Они черно-белые, но по эмоциональности, внутреннему содержанию, динамике ничуть не уступают цветным. И не важно каким фотоаппаратом это снято.

С чего начать, приступая к искусству фотографии?

Начать лучше с наблюдения  и поиском интересных сюжетов. Ведь что такое фотография – это светопись (от греч.)  или рисование светом.

Сейчас все упростилось, но сама фотография по сути своей не изменилась. Цифровые фотоаппараты пришли на смену аналоговым. Фотографы говорили, что аналоговые вымрут, но они остались,  правда, процентное соотношение другое. Когда появилась цифровая техника, 80 % были аналоговыми просто потому, что были  огромные производства,  выпускающие пленку, бумагу, химию, дополнительное фотооборудование.  Со временем цифровая техника стала дешеветь, и % соотношение изменилось. Но пленка не вымирает, те, у кого есть время и желание, продолжают снимать на  пленку. Некоторые студенты говорят мне «Мы хотим заниматься классической фотографией, чтобы  мы были в темной комнате с красными фонарями…». Интерес к классическому фотопроцессу остается. Это радует. К сожалению, мало осталось студий, где можно по старинке самому проявить пленку и напечатать фотографию, у нас в паре вузов кажется, осталось и за рубежом в некоторых школах искусств. Можно, конечно, самим дома, но  главное, чтобы ванна не пострадала  :)

Может ли фотография, выполненная без учета «золотого сечения», быть хорошей с точки зрения профессионала?

В фотографии используются те же законы, что и в живописи — правило третей, композиция, сюжетно важный центр, работа со светом и цветом и многое другое. Но нет правил, из которых не было бы исключений.   Как  мы определяем, нравится ли нам или не нравится фильм, когда мы смотрим кино? Как и за что мы любим человека? Вот мы встретили человека и испытываем  к  нему симпатии. Ведь не  за то, что у нее такие красивые волосы или выразительные глаза? Он или она нравятся нам со всеми недостатками в целом.  Также и с фотографией.

И это касается даже сурового критика?

Нет, суровый критик  на то и суровый критик. Есть правило золотого сечения.  Мой любимый пример с морским пейзажем и линией  горизонта – где ее расположить? Две  трети либо одна треть -  если небо более выразительно, даем неба больше или наоборот, но если вдруг будет лодка с парусами тогда, возможно, линия горизонта может пройти посередине. Голова сама решает, здесь нужно внутреннее чутье, можно сделать общий кадр, а потом скадрировать .

Дело в другом. Ребята, например, которые снимают спорт, подходят к съемке через свой  внутренний мир, что они хотят показать. Они ждут, когда появится тот момент, когда  будет интересно и тогда они нажимают кнопку.

И им это внутренне нравится, а кому-то и нет. В последнее время на конкурсе Прессфотографии появилось очень много сцен насилия. Почему это происходит? Логично предположить, что это проще всего, это трудно чисто физически, снимать на войне и быть в горячих точках, но там этого много и это по логике цепляет, боль, насилие всегда  зацепит, его не надо искать, а радость надо искать, радость не так востребована. Потом кто-то заметил: «А что больше ничего нет?»  Кинулись « Что ж мы делаем?»

И, конечно, важна объективность, особенно для фотожурналистов. Однажды мы с моим коллегой делали репортаж для журнала «Советский союз». Освещали день физкультурника в Лужниках. Мы пришли в бассейн, а  там  пустые трибуны, половина стартующих сами тренеры,  в качестве зрителей скромно сидит одна тетенька под зонтиком, я ему говорю «Что ты принесешь в редакцию?». Он ответил мне «Сделаю два варианта-реальность и постановку. Пусть редактор решает.» По логике на таком мероприятии должны быть толпы людей, они должны бегать, прыгать, плавать играть, а там  никого не было. Но он снял объективно. Пустую воду, пустые тумбочки и тетеньку под зонтиком и потом, когда организовали старты, стартер дал старт, ту же тетеньку, которая эмоционально махала зонтиком. Но эта эмоциональная встряска по сути была липой.

Людей стало больше потом?

Нет, все те же участники, одно и тоже мероприятие. Здесь надо быть объективным. Когда журналист начинает выполнять чей-то заказ, то он тут же перестает быть объективным. А от этого  страдаем мы с вами- потребители.

Как Вы думаете, зачем люди фотографируют?

Наверно, на этот вопрос я и пытался ответить тогда в детстве, сломав фотоаппарат. Где оно зарыто это творчество? Оказывается оно не там, а внутри человека. Можно взять любую профессиональную область,  есть такие, где  больше выражено в творчестве, а есть такие, где творчества нет совсем. Допустим водителю трамваю —  ему сложно творить, ему нужно отвезти людей из пункта А в пункт Б. Более того, его творчество может быть чревато.

Потом это должна быть внутренняя потребность. Потребность души! Мне кажется, что если есть внутренняя потребность, то ты все равно придешь в ту область, в которой можешь выразиться.

Чему учит человека занятие фотографией?

Это сама жизнь. Поражает то, что должно быть нормой, иногда становится исключением. Недавно на вручении был фотограф, который поразил меня.

Во-первых, он прежде, чем снимать повернулся к людям и спросил не будет ли он мешать им и извинился, что  он несколько минут будет снимать. Во-вторых, он обратился ко мне как к своему коллеге  и  объяснил,  что когда будет выступать определенный человек, ему нужен будет именно этот кадр.

Я всегда оглядываюсь и смотрю не помешаю ли я кому-нибудь, когда начинаешь снимать и особенно когда увлекаешься, можно не заметить людей. Неправильно, когда норма становится исключением, когда люди забывают о коллегах по ремеслу, думают, что если мы будем мешать друг другу, вот тогда у нас получатся отменные кадры.

Например, был такой спортивный журналист . Он работал во многих изданиях  —  РИА новости, ТАСС и другие. Отличался тем, что придя на футбол, он садился в центр поля на кромке и снимал с центра. Обычно, все фотографы сидят со стороны ворот  - там получаются самые удачные кадры, он, тем нее  менее, снимал великолепные кадры. Он не акцентировал внимание на само действо, он находил очень интересные кадры в другом – борьба за мяч, эмоции зрителей. Вспоминаю  высказывание министра иностранных дел Сергея Лаврова, на открытии  фотовыставки Эдуарда Песова. Они проходили мимо выставленных фотографий, и все телеоператоры и фотографы накинулись на них, в надежде поймать удачный кадр, будто нависли над ними. Тогда Лавров остановился и говорит: «Ну что вы ребята набросились, что вы вообще мельтешите!? Вот берите с Песова пример. Его никогда не видно, а вот смотрите – целая выставка его работ».

Хороший фотограф это не тот, который везде пролезет ради кадра, это тот кто сможет сделать нужный ему кадр, оставаясь при этом незамеченным.

В моей жизни тоже был пример. Я пришел в студию к своим студентам, один из них рассказывал другому как снимать, а потом представил меня «вот Игорь Владимирович». На что тот удивился: «Этот тот самый Лилеев?». Парень мне потом рассказал: «Вы знаете, я просто рассказал  ему , но, оказывается, все видели Ваши фотографии, но никто не знает вас в лицо».

Можете ли Вы по фотографии определить социально-психологический портрет автора?

Да, она всегда дает определенный настрой. Однажды мне прислали несколько фотографий и попросили дать рецензию. Я рассказал кое-что о человеке, но не смог ничего сказать о фотографиях — они были средние. Это как на дороге  — всегда можно определить женщина за рулем или мужчина. По серии фотографий также можно  определить психологический портрет фотографа. У мужчины, как правило, «жесткие» фотографии, у женщин они более «мягкие», более  утонченные, даже по цвету и по содержанию. Хотя, как я уже говорил, бывают исключения из правил. В любом случае многообразие снимков предполагает многообразие увлеченных фотографией людей, и окунуться в это фотографическое таинство может каждый….

 

Игорь Лилеев: старший преподаватель кафеды Международной журналистики МГИМО, член Союза Журналистов, руководитель школы-студии «КЛюФ», сотрудничает с «Московский комсомолец», «Правда», «Ведомости», «Независимая газета», «Аргументы и факты», «Советский спорт», «Огонек», а также с информационными агентствами «ИТАР-ТАСС» и «РИА Новости».

Метки: , , , ,

Наверх
Пока нет комментариев…

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
Вы можете войти на сайт с помощью сервисов:
Сервисы

Закрыть