Интеллект по наследству?

Четверг, 23.08.2012 - 17:32 | Иностранные издания

Что такое интеллект и каковы его признаки?

Интеллект — это реализация материальных процессов, проходящих в головном мозге; один из компонентов поведения такого существа, как человек. В полном объеме рассудочная деятельность, характеризующая интеллектуально развитые объекты, присуща только человеку. Хотя у некоторых видов животных — ­например, у врановых птиц, у человекообразных обезьян и др. — имеются элементы рассудочной деятельности. Когда мы говорим об интеллекте, мы имеем в виду умственные способности конкретного индивида. Среди компонентов интеллекта выделяют особенности структуры мозга, быстроту мышле­ния, способность к логическому мышлению, память, словарный запас, усидчивость, способности — математические, музыкальные, аналитические и т.д. Они могут проявляться как по отдельности, так и все вместе.

Можно ли измерить интеллект?

Трудно, но в какой-то мере можно. Уже более ста лет существует тест-система IQ — она хорошо отработана и широко используется. На первых порах коэффициент интеллекта измерялся достаточно примитивно. Дело в том, что интеллектуальную деятельность каждой отдельной группы индивидов необходимо опре­делять с помощью специфических вопросов. Если задавать одинаковые вопросы всем без разбору — напри­мер, хорошо образованным горожа­нам и необразованным сельским жителям, которые живут в гармонии с природой и прекрасно знают ее законы, — ответы будут диаметрально противоположными. В со­временном виде эта тест-система унифицирована: отработаны общие вопросы и введен такой показатель, как коэффициент общих способностей, отвечающий за успешность выполнения интеллектуальных заданий в целом, — его обозначили буквой g. И сегодня тесты на IQ дают вполне адекватные результаты.

Однако далеко не все тестовые системы измерения интеллекта и знаний — даже самые распространенные — можно назвать универсальными. Например, ЕГЭ совершенно не подходит одаренным детям: они привыкли думать, размышлять, а от них требуют выбрать один из двух ответов — «да» или «нет». Но на самом деле ответ может быть другим: «возможно, да, а возможно, и нет», — и они это знают. Поэтому большинство ученых и педагогов выступают против этого тестирования.

Насколько велика роль наслед­ственности в формировании интеллекта и способностей?

Одно время ученые утверждали, что все способности — музыкальные, математические и т.д. — наследуются от родителей. Но в 1920-х годах появилось представление о том, что, кроме материальной наследственности, передающейся через гены, существует и так называемая культурная, или социальная. Профессор Николай Константинович Кольцов, отец российской генетики, называл ее сигнальной наследственностью. Некоторые генетики даже стали считать, что она определяющим образом влияет на развитие способностей. На самом же деле любой признак, особенно поведенческий, — это сплав материального элемента наследственности и культурного. Даже цвет глаз и группа крови определяются взаимодействием генотипа и факторов среды. От родителей нам передается не цвет глаз как таковой, а информация о нем, так называемая норма реакции генотипа — она определяет, в каких пределах тот или иной признак может измениться под воздействием среды. Если, например, в какой-то момент заблокируется этап биосинтеза меланина или другого пигмента, глаза приобретут иную окраску. Точно так же от родителей детям передается предрасположенность к интеллектуальности, к способностям, а интеллект и сами способности формируются в ходе индивидуального развития. Если, например, два ребенка — более одаренный и менее одаренный — будут развиваться в одинаковых условиях, вы заметите отличия между ними. Но если воспитывать и направлять менее талантливого: давать ему упражнения, заставлять усердно заниматься, развивать память, — то он может перегнать в своем развитии более одаренного ровесника. А усердный ребенок из немузыкальной семьи, которому от родителей передались музыкальные способности и развитию которого уделяли достаточно внимания, может стать более выдающимся музыкантом, чем ленивый ребенок из музыкальной семьи.

В принципе, любой человек может повысить свой интеллект. Но для этого нужны мотивированность и систематическая усердная работа: любая деятельность, особенно интеллектуальная требует усилий.

То есть среда все-таки важнее, чем гены?

Я этого не говорил! Все зависит от ситуации. Представьте себе, например, детей, которые растут в окружении животных без контакта с человеком, с культурой. Как вы думаете, будут они говорить по-человечески? Нет — хотя эволюция подготовила их к речи. Для того чтобы сформировался тот или иной признак, нужна среда. Если нет культурной среды — даже не воды или пищи, а именно культуры, — человек никогда не станет человеком. Но это, конечно, крайность.

Чтобы ответить на ваш вопрос, приведу результаты экспериментов, которые проводились на людях, связанных друг с другом разной степенью родства. У монозиготных близнецов, выросших вместе, коэффициент интеллекта совпадает на 86%. (Примерно на столько же — на 87% совпадает IQ одного и того же человека, прошедшего тест дважды с разницей в 10 дней.) У монозиготных близнецов, выросших вдали друг от друга, процент конкордант­ности немного меньше — 76%. У разнояйцевых близнецов, выросших вместе, — лишь 55%, у родных братьев и сестер — 47%, у родителей и детей, живущих в одной семье, — 40%, у живущих раздельно — 31%. Эти цифры указывают на степень влияния генетического фактора на формирование интеллекта.

Можно ли сказать, что за интеллект отвечает некий конкретный ген?

Сегодня на роль стимуляторов интеллекта претендуют десятки генов. Два из них — самые известные. В 1997 году американский специалист по генетике поведения Роберт Пломин заявил, что за интеллект в какой-то мере отвечает ген IGF2R, локализованный в шестой хромосоме: у большинства исследованных им вундеркиндов этот ген был одинаково изменен. Поскольку продукт этого гена косвенно связан с инсулином, напрашивается предположение, что мозг людей с более высоким IQ по­требляет больше углеводов. На этой основе IGF2R и связали с интеллектом. Затем был открыт еще один ген, тоже связанный с шестой хромосомой, — DTNBP1, кодирующий белок дисбидин. Мутация в этом гене приводит либо к одаренности, либо к шизофрении. Его роль в центральной нервной системе не известна, но он в изобилии присутствует в ключевых мозговых центрах, связанных с решением задач, суждением, памятью и пониманием. Американские исследователи предполагают, что белок дисбидин влияет на коммуникацию между нейронами.

Если интеллект отчасти определяется наследственностью, накапливается ли он с поколениями?

Конечно, в ходе эволюции человеческий интеллект развивался — возникла вторая сигнальная система (речевые сигналы), способность закреплять их на уровне письменно­сти и т.д. Но биология отличается от других форм материи тем, что все связи в ней — лабильные. Когда вы накапливаете что-то, в организме идет противодействие этому накоплению. Например, если вы хотите создать крупное животное, ведете отбор по генам, которые дают, например, ­удлинение туловища, то накапливаются гены модификаторы, стремящиеся воспрепятствовать этому. Если вы отпускаете пресс отбора, происходит возврат к исходному состоянию. Вся эволюция построена на этом. В биологии есть такое важное понятие, как гомеостаз, — способность системы сохранять свое состояние и поддерживать равновесие. Эта способность позволяет индивиду чувствовать себя комфортно и оптимально развиваться.

Почему считается, что на детях гениев природа отдыхает?

Это закон генетики. Еще ни у одного гения — будь то ученый, музыкант, художник — не родился гениальный ребенок. Гены — это дискретные факторы наследственности. Каждый ген может иметь разные формы проявления — они называются аллелями. Взять, например, четыре группы крови: А, B, 0 или АВ. Дискретные факторы в данном случае — это антигены А, В и 0. Предположим, одна супружеская пара заподозрила, что в роддоме им выдали чужого ребенка. И есть два ребенка — у одного группа крови АВ, у другого А, при этом у мамы нулевая группа, у отца АВ. Какой из детей не может принадлежать этой супружеской паре? Тот, у которого группа крови АВ. Потому что в сперме отца может быть антиген А или В. Яйцеклетка имеет нулевой антиген, поэтому при оплодотворении возникает группа крови или А0, или В0. Значит, только ребенок с группой крови А может принадлежать этой паре. АВ не может быть по определению — они разошлись. Это называется сегрегация генов — в каждом поколении по каждому гену идет расщепление.

А генотип гения — это сборная комбинация уникальных аллельных сочетаний, которые дают потрясающий букет (фенотип). В следующем поколении он рассыпается: одна хромосома уходит в одну сторону, другая — в другую. И какие бы условия вы ни создавали ребенку — это будет другая индивидуальность.

Но в среднем у детей гениев, представителей интеллектуальной среды, показатель передачи способностей все равно будет выше среднего.

Почему интеллектуально одаренные люди часто страдают какими-то заболеваниями?

Определенная связь между умст­венными способностями, поведением человека и его заболеваниями, конечно, есть. Когда наблюдается какая-то аномалия в обмене веществ и происходит, например, изменение концентрации мочевой кислоты, какого-то гормона, токсина или микроэлемента, то это вызывает определенную реакцию, связанную с поведением, психическим состоянием, интеллектуальной деятельностью человека. Многие известные исторические личности, отличавшиеся выдающимися умственными способностями, страдали, например, гиперурикемией — повышенным содержанием мочевой кислоты в крови, эпилепсией, синдромом Марфана. Однако достаточно обоснованных данных, свидетельствующих о том, что эти болезни — первопричина незаурядных способностей, нет. Как нет и никаких оснований утверждать, что у всех одаренных людей должны быть те или иные дефекты.

Можно ли с помощью каких-то средств, скажем химических препаратов, изменить, пусть даже временно, способности, интеллект?

Можно, но делать этого не стоит. Потому что это приведет к ошибке организма и нарушению психики. Если хотя бы немного увеличить дозировку любого стимулятора, активирующего деятельность мозга — пептида, нейропептида, это вызовет срыв. Взять, например, кофеин: он улучшает мозговую активность, помогает проснуться, лучше думать и т.д. Но в какой-то момент, если вы доведете свой организм до истощения, вы просто отключитесь. То же самое никотин: нам кажется, что, как бы мы ни устали, стоит выкурить сигарету — и мы снова будем в строю. Но это до поры до времени — организм в конце концов не выдерживает. Я сам бросил курить, потому что в какой-то момент почувствовал, что скоро не смогу заниматься умст­венной деятельностью: моя голова уже стала как стеклянная. Любая зависимость — алкогольная, никотиновая, наркотическая — приводит к плачевным результатам. В итоге происходит срыв, например полная интоксикация головного мозга: человек перестает оставаться человеком, уже не контролирует свои действия. Точно так же с любыми химическими препаратами, действующими на интеллект. Любое нарушение в биохимическом статусе индивида вызывает изменение в структуре мозга или в структуре синопсисов между нейронами. Это закономерное явление.

Отличается ли интеллект мужчин и женщин?

Недавно я слушал лекцию замдиректора Института Пастера, по­священную этой теме. Она, видимо, была феминисткой, поэтому пыталась показать, что гендерных различий почти не существует. Но это не так. В популяции мужчин больше сверхвыдающихся в интеллектуальном плане людей, гениев и в то же время больше идиотов. Среди женщин меньше талантливых, очень способных и меньше идиотов — зато больше обладателей средних способностей. С чем это связано, доподлинно не известно. Может быть — с право- и левополушар­ностью. У мужчин более рациональное (левополушарное) мышление, а у женщин — более образное (правополушарное).

А что вы скажете о представителях разных рас?

Если вы будете сравнивать биологические параметры индивидов, принадлежащих к разным расам или этносам, вы обязательно увидите различия. Однако с чем они связаны — с отбором или с чем-то другим, — неизвестно. Например, если анализировать группы крови по системе, учитывающей два антигена, M и N, окажется, что у белого населения США и у китайцев распределение антигенов примерно одинаковое: соответственно 29 и 33% — M, 21и 18% — N, 49 и 48% — MN. У эскимосов из Гренландии очень высокая частота N (83,5%), очень низкая — M (0,9%) и МN (15,6%) .

У австралийских аборигенов — все наоборот. Это говорит о том, что большие популяции дают нормальное распределение, а малые — отклоняющееся, которое соответствует распределению антигенов в группе крови основателя популяции. То же самое с болезнями: в мегаполисах некое заболевание может встречаться у одного из десяти миллионов человек, а в каком-нибудь таежном селе — у двух или трех из ста жителей. Все потому, что у основателя этого рода была мутация генов, вызывающая такой признак.

Вообще сравнительный анализ геномов разных этносов — очень непростое исследование, связанное с психологическими и этическими вопросами, с политкорректностью. Когда один из отцов молекулярной биологии Джеймс Уотсон заявил, что у негров интеллект ниже, чем у белых, это вызвало бурю протеста. До сих ученые не пришли к единому мнению на этот счет: многие, например, утверждают, что самый высокий IQ у азиатских народов, за ними идет белое население США и Европы, затем — чернокожее население планеты. Но, повторяю, это пока не доказано. Делать вывод о том, что одна нация более интеллектуальная, другая — примитивная, мы не можем, для этого нет научных оснований.

И все же на идее превосход­ства одной нации над другой базируются целые теории. А над улучшением человеческого рода ученые бьются уже не одно столетие.

Да, все началось с того, что английский психолог, антрополог и математик Фрэнсис Гальтон (1822—1911 гг.) задался целью проверить, передаются ли талант и способности из поколения в поколение. Он взял справочники, посмотрел, какое положение в обществе занимают дети английских аристократов, и пришел к выводу, что между деятельностью родителей и потомков существует прямая корреляция. Двоюродный брат Гальтона Чарльз Дарвин, обобщив опыт селекционеров, растениеводов и животноводов, показал, что с помощью искусственного отбора можно создавать любые формы. Гальтон, ознакомившись с его трудами, подумал: если можно выводить выдающиеся породы животных, почему не создать выдающиеся породы человека? Научные труды Гальтона заложили основу евгеники. (Само это слово пришло из греческого языка, и состоит оно из двух частей: eu («улучшаю», «лучше») и -gens («родство») — то есть «улучшение человеческого рода».) Общество, особенно высшее быстро восприняло идеи Гальтона, а фашизм довел их до абсурда.

Лично я считаю, что евгеника — это не наука, а социально-биологическое движение с политическим и социальным уклоном. В разных странах и в разное время идеи евгеники реализовывались по-разному. В США, Швеции, Дании, Германии, Эстонии, например, в первой половине ХХ века действовали законы о принудительной стерилизации носителей дефектных генетических признаков: психически больных, алкоголиков, людей с умственными отклонениями. В СССР идея была другая: мы строим социализм, значит, нам нужен новый человек — здоровый, умный, добрый. Ведущий советский генетик Александр Сергеевич Серебровский, например, одно время считал, что нужно отделить деторождение от любви и убедить женщин ради блага общества использовать семя доноров. В связи с этим в 1930 году Демьян Бедный написал сатирическое стихотворение «Евгеника». Там есть такие слова:
«Способ, коим рожалась досель детвора,

Был сплошным заблуждением.

Мы займемся — настанет пора —

Общественным деторождением…»

Другой выдающийся генетик, лауреат Нобелевской премии Герман Меллер, даже изложил свои мысли, в которых социалистические идеи причудливым образом сочетались с программой искусственного осеменения женщин, в письме Сталину.

По замыслу автора, это могло бы улучшить генофонд человеческой популяции и направить в желаемую сторону биологическую эволюцию ­человека. Письмо осталось без ответа, но вскоре в Москве был закрыт ­медико-генетический институт. Главный недостаток подобных евгенических концепций заключается в невозможности научно обосновать критерии, по которым можно было бы определять выдающихся «производителей» в человеческом обществе.

Я отрицательно отношусь к евге­нике, потому что все ­евгенические мероприятия связаны ­с отбором — не важно, позитивным или негативным. А искусственный отбор — это элиминация какого-то определен­ного типа: желательному типу по­зво­ляют размножаться, а нежелательный чаще всего просто уничтожают. К чему может привести евгенический отбор, дифференциация и кастовость, в конце XIX века в своем научно-фантастическом романе «Машина времени» показал Герберт Уэллс. Изнеженные элои, элита общества, наслаждающаяся культурой, в какой-то момент становятся деликатесом для морлоков, трудяг, в поте лица работающих в подземелье.

Если идти по пути евгенизма, то судьи будут назначаться диктаторами, криминальными кланами и очень богатыми организациями. Современная биология и медицина достигли высокого совершенства в области биотехнологии, молекулярной биологии, генетической и клеточной инженерии, интенсивно расшифровывается геном человека, разработаны методы диагностики и генотерапии наследственных болезней. Но даже такие гуманные методы вмешательства в природу человека вызывают моральные, этические и юридические осложнения. Альтернатива евгеники — медико- генетическое просвещение и организация широкой сети медико-генетических консультаций. Историческое значение евгеники заключается в том, что она побудила развитие генетики человека и ­медицинской генетики. За последние 20 лет чело­век как биологический вид стал наиболее генетически изученным.

Соблазны евгенизма живучи и время от времени напоминают о себе. Идеология евгенизма обла­дает особой привлекательностью для людей науки, врачей и представителей средних классов. Подспудно это стремление к достижению власти «достойных»; отсюда — появление понятий «элита» и «антиэлита», «классовый евгенизм» и «расистский евгенизм».

В начале двадцать первого века человечество столкнулось с серьезными проблемами цивилизационного развития. Практически каждая из них (экологическая, демографическая и проч.) требует активного государственного контроля за качественным (расовым, возрастным) составом и структурой населения. Эти проблемы традиционно относят к сфере евгеники (одно из ее самоназваний — «качественная демо­графия»). Это позволяет предположить, что в будущем евгеническая доктрина совершит еще не один цикл развития, но уже при наличии социального заказа.

Метки: , , , ,

Наверх
Пока нет комментариев…

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
Вы можете войти на сайт с помощью сервисов:
Сервисы

Закрыть