Интервью с Ашотом Сеферяном: «Куда идти дальше, когда цели достигнуты?»

Среда, 20.07.2011 - 14:12 | Ашот Георгиевич Сеферян

Рано или поздно наступает жизненный момент, когда семья обеспечена, машины и особняки уже есть, цели достигнуты, но дети с безразличием поглядывают на дело всей вашей жизни, а подчиненные сомневаются ― лидер вы или ворчливый начальник. Какие беды у российских топов  — читайте в интервью с руководителем Executive MBA ИБДА РАНХиГС Ашотом Сеферяном.

 

Почему российские подчиненные часто невысокого мнения о топах?

С одной стороны, это обычная психология. Зачастую люди просто не хотят или не могут выполнить поставленную задачу, но списывают это на противодействие топов сверху. С другой стороны, топы сами порождают негативное отношение к себе, неправильно выстраивая команду и внутренние отношения, неумело расставляя приоритеты, не мотивируя команду на достижение целей. Да и что говорить, о путях, которыми люди стали топами, не всегда можно рассказать в открытую.

Лидер и топ ― это одно и то же?

Если вы раздаете приказы направо и налево, реализуете какие-то цели, спущенные вышестоящими, ― вы начальник, топ-менеджер. Если сами  ставите цели, увлекаете людей этими целями ― вы лидер. В этом и различие.

За собой можно повести двумя способами. Первый, один из любимых всеми, к сожалению, ― сказать: «Я начальник, ты дурак». В таких условиях подчиненные бездействуют, даже если видят конкретные шаги для достижения успеха, и справедливо думают: «Зачем напрягаться, если не просили?!» Заметьте, в хорошо отлаженном коллективе поговорку «инициатива наказуема» никогда не вспоминают. Второй путь ― это увлечь людей, зажечь их.

Возвращаясь к предыдущему вопросу, хочу сказать, что подчиненные как раз всегда недовольны топами, а не лидерами. Лидера либо уважают и остаются с ним, либо уходят от него. Равнодушия тут не может быть.

У хорошего лидера, как в армии, есть своя гвардия. Это люди, которые а) по-хорошему ментально ему преданы; б) понимают, что делают, знают цели и задачи. Получается хорошо выстроенная вертикаль власти. Она, конечно, не вечная, на каком-то этапе все начинает бронзоветь, но тогда меняется  и сама гвардия.

Эти правила одинаково работают и в регионах, и в Москве?

Я бы не стал делить топов на столичных и региональных. Возможно, региональные топы еще на пути к благосостоянию. И дело не в том, что у них денег меньше, тут как раз все наоборот. В регионах атрибуты власти, дохода, достатка все еще играют значительную роль. Это не плохо, просто это факт.

Тут важно другое. Замечательно, что топы из регионов решают учиться. Возвратившись после учебы в свои города, они притягивают своим новым взглядом, новыми идеями других интересных людей. Это влечет за собою и изменение ментального климата, так формируется деловая элита.

Понты, извините за сленг, играли и будут играть роль. Если человек приехал из региона учиться для понта, если ему просто нужен московский диплом, тогда дело плохо. Если же он понимает, что это возможность выйти на другой эмоционально-деловой уровень, тогда он ничем не отличается от жителя столицы и других регионов.

Какие вопросы топы поднимают на программах?

Их вопросы отчасти связанны с бизнесом и жестко связанны с жизнью. Человек заработал относительно много денег, удовлетворил свои первоначальные потребности, получил статус в обществе. Ну, создаст он еще двадцать проектов. А дальше что? Куда идти?

Жить одновременно во всех особняках невозможно, все это понимают. Надеть все туфли сразу тоже невозможно. Тут возникают мысли, что у человека была возможность сделать что-то, к чему он стремился, к чему была предрасположенность, мог сделать добро. Но сделал ли он это? В зрелом возрасте мы живем своими воспоминаниями, и что мы вспомним? Что оставим семье? Только деньги для безбедной жизни? А, может, надо больше общаться с детьми?

И к каким ответам они приходят?

В жизни человека меняется, может, и немногое. Дома и машины не испаряются. Но меняется взгляд на жизнь. Выпускники программы мне говорят: «Я теперь больше времени посвящаю своим близким. Берусь за проекты, которые, может, финансово не очень прибыльны или вообще убыточны, но зато общественно значимы». Многие участвуют в фондах, помогают организациям. И это веление души, а не попытка заработать. Это отчасти шаг переосмысления жизни, который они делают на программе.

Социальная активность волнами расходится по всем слушателям программы, появляются группы по интересам. Это тоже одна из наших задач ― создать такие небольшие сообщества «повернутых» на том, чтобы как минимум в своем кругу принести пользу друзьям, знакомым, близким.

По вашим словам, российские топы ― это такие сплошь просветленные идеалисты…

Они не идеалисты, они как раз жесткие прагматики. Просто им время от времени надо подзаряжать батарейки. Тех средств, что есть под рукой, не хватает. Через алкоголь и тупой экстрим это не подзаряжается. Полезть в горы можно, но, во-первых, не каждому это под силу физически, во-вторых, не факт, что кому-то это по душе. А подзарядить батарейки как-то надо. Бизнес их все еще заводит, но они упираются в рутину: одни и те же партнеры, одни и те же события…

А вопросы семьи поднимаете на программе?

Знаете, я часто слышу в группе такую фразу: «Мой бизнес ребенку по барабану». То есть люди сталкиваются с конкретной проблемой: они отпахали много лет, теперь бы почивать на лаврах и передать дело следующему поколению, а передавать-то некому. Если это собственник, то он ментально готов передать бизнес детям, но внутренней уверенности, что наследник сохранит заработанное непосильным трудом, нет.

Связь поколений оборванна. Отцы не задаются целью пообщаться с детьми. Вспомните, как дедушки общались с нами. Может, не так часто, не так много, но они общались! А потом «хлоп» —  все оборвалось. Теперь мы говорим, что дети плохие. Это не они плохие, это мы пожертвовали общением с ребенком ради материальных благ, а теперь пожимаем плоды.

Но ведь есть примеры удачного наследования бизнеса.

Есть, когда присутствует человеческий контакт с детьми, а не просто закармливание баблом. Если ребенок принимает принципы, по которым вы строите бизнес, видит эти принципы в действии, вот тогда шансы, что наследник сохранит бизнес, значительно увеличиваются. Объяснить ребенку подобные вещи ― сложно. Для этого мы и включаем в программу курсы актерского мастерства и логики, мастер-классы музыкантов, которые рассказывают о связи звуков и менеджмента.

А вообще идея, что дети бизнесменов должны наследовать дела родителей, она правильная?

Я не вправе давать кому-то советы, но все же задайтесь вопросом, действительно ли вы хотите, чтобы ребенок пошел в бизнес? Может, в нем растет художник? Может, это будущий Левитан или Серов? Не отказываете молодому поколению в выборе его дальнейшего пути. Не гробьте талант ребенка, отдавая его в бизнес, который ему не нужен. Без интереса он все равно не сумеет эффективно им управлять. Иначе загубите и свое дело, и собственное дитя.

Есть мнение, что взрослого и состоявшегося человека нельзя чему-то научить? Что вам подсказывает опыт?

Взрослых людей, топ-менеджеров вряд ли надо чему-то учить. Любые темы с ними надо обсуждать, не навязывая мнений и, что важно, не потакая им. Вряд ли какой-то консультант или преподаватель даст ответы на все ваши вопросы. Да они и не должны давать вам ответ, они должны натолкнуть вас на ответ. В этом и есть глобальная задача программ для топов.

 

Уважаемые читатели, а вы уверены, что можете передать свое дело детям?

 

Метки: , , , ,

Наверх
Пока нет комментариев…

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
Вы можете войти на сайт с помощью сервисов:
Сервисы

Закрыть